Перейти на полную версию сайта

Стратегическое проектирование развития муниципальных образований Дальнего Востока России

патриотизм

Дальний Восток России самый большой территориальный округ России и при этом самый малочисленный (площадь 6,2 млн. кв. км, население около 7 млн. человек). Основную часть промышленной продукции дает добывающая отрасль, а важнейшей проблемой является транспортная коммуникация, поскольку удаленность населенных пунктов и производств очень высока. При этом ДВР окружен ведущими мировыми державами: Китай, Япония, Южная Корея, США, расстояние со многими из них значительно меньше, чем расстояние с центрально-европейской частью России. Исходя из этих условий, проектирование развития ДВР не может быть аналогично развитию центральной России. Задать развитие ДВР должно государство, определив правила игры всех структур и всех связанных с ДВР игроков. Непоколебимым должно быть одно условие – принадлежность дальнего востока России в настоящих границах государству РФ.

По моему мнению, стратегическое развитие ДВР должно строиться на основе параллельного проектирования как экономического, так и политического секторов. Огромность и удаленность ДВР требует особых федеративных условий для регионов и развитого местного самоуправления. При этом хочу отметить, что назначение глав администраций районов (мэров, по сути) не является препятствием для развития системы местного самоуправления, институт представительной власти муниципальных образований является важным объектом, который и должен стать субъектом местного самоуправления, координировать интересы муниципальной территории с проектами и программами местной и региональной исполнительных властей.

В экономическом аспекте, развитие ДВР должно осуществляться на основе технологий смешанных капиталов. Полагаю, что должна быть тонко и динамично интегрированная государственная муниципальная частная иностранная собственности, то есть любой из субъектов экономической деятельности, должен иметь возможность стать инициатором хозяйственных проектов и пригласить в них иные субъекты на любой стадии. Юридически это не запрещено сейчас и выражается в форме акционерных обществ, акционерами которых могут быть любые лица, не зависимо от форм собственности, но на практике смешенные акционерные формы не частые, за исключением крупных совместных проектов, но это иное.

Рассмотрим более подробно данные рассуждения на примере Углегорского городского округа. Коротко о территории можно сказать следующее: округ с наличием градообразующей добывающей угольной промышленностью. Во времена СССР территория имела развитые аграрную, целлюлозную, рыбную отрасли, которые за 90-00 гг. благополучно либо исчезли, либо снизились до незначительных для территории объемов производства. При этом, по климатическим условиям территория благоприятная для жизни и имеет потенциал как возрождения части потерянных сфер хозяйственной деятельности, так создания новых, например туристической.

К числу сдерживающих факторов развития района можно отнести:

— высокая составляющая транспортных затрат при перевозке грузов и пассажиров;

— значительный износ основных фондов в секторах экономики;

— ненадёжность энергосистемы Углегорского муниципального района;

— сейсмичность района;

— «старение» кадров в отраслях материального производства;

— недостаток квалифицированных кадров для развития перспективных отраслей экономики на территории района;

— сокращение численности населения Углегорского муниципального района;

— недостаточное обеспечение строительства жилья;

 — отставание уровня городской и деловой среды Углегорского округа от уровня городской и деловой среды крупных городов Российской Федерации, что крайне негативно сказывается на его развитии.

При обсуждении экспертами АСП концепции развития территории были предложены следующие цели-решения:

— ведение стратегического проектирования-планирования развития округа до 2050 года;

— проведение ответственной социальной политики, призванной создать человека-развития;

— развитие экономики муниципальной территории и внутреннего рынка потребления на основе природно-ресурсного, индустриального и кадрового потенциала. Развитие традиционных отраслей экономики, и формирование новых точек роста на территории округа;

— создание постоянных контактов и научно-деловых отношений с бизнес-группами иностранных государств, заинтересованных в работе на территории Сахалина (Ю.Корея, Япония, США, Китай, Индия, Австралия);

— совершенствование бюджетного процесса и управления муниципальным имуществом (введение в оборот существующего муниципального имущества и организация хозяйственных обществ с участием государственного и муниципального капиталов).

Можно привести пример не эффективного государственного управления на территории. На нужды одной из угольных компаний из областного бюджета было потрачено более 800 млн. рублей, данные меры предпринимались для того, чтобы сохранить рабочие места, но по истечению трех лет ситуация не изменилась и проблема с этой же угольной шахтой сохранилась. Применяя стратегический подход к развитию Углегорской территории и предложенный экспертами стратегический проектный подход на период до 2050 года, можно сделать вывод об изначальной не эффективности принятых мер. Указанная сумма в 800 млн. рублей предоставленная государственным бюджетом, могла бы стать стартовым капиталом в принципиально новом предприятии, например, в отрасли сельского хозяйства, тем самым новое большое агропредприятие могло бы принять на работу шахтеров с не рентабельной угольной шахты. Для примера, на 800 млн. рублей можно создать птицеводческое предприятие, свинокомплекс, мясо-молочную ферму – все эти отрасли хозяйственной деятельности востребованы на Сахалине в настоящий момент и имеют местный рынок сбыта. Кроме того, созданный государством проект в виде акционерной компании мог бы привлечь новый капитал через дополнительную эмиссию акций и продажу мажоритарных и миноритарных пакетов акций в среде частного российского и международного капитала, а также среди жителей Сахалинской области. Но этих технологий в повестке дня не стоит, а между тем, сложные территории с низким рынком сбыта и слабой инфраструктурой может развивать только институт государства, поскольку его основная цель – создание благоприятных условий жизни для граждан в границах государственной территории. Природа частных инвестиций ограничена узким кругом бенефициаров, которые, в основном, не связаны с территорией и действуют в своих интересах, а не в интересах территории и ее жителей.

В заключение хочу сказать, что простой пример типичного муниципального округа показывает не эффективность не частных акторов хозяйственной деятельности, а именно не верные технологии государственного проектного управления (стратегического проектирования). Государство не осуществляет возложенную на него главную функцию по обеспечению благополучной жизни граждан государства, а указанной не эффективностью пронизан как политический сектор, так и экономический. Именно эту проблему и нужно решать представителям власти, выявив наиболее активных жителей, заинтересованных в новых проектах и благополучии территории, наделив их экономическими и политическими механизмами по созданию новых проектов развития территории.

Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования

comments powered by HyperComments
#НОВОСТИ
#PRpower
#ПОЗИЦИЯэкспертов
патриотизм Стратегический патриотизм основан на делах
Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования
07/07/201717:04
Формирование идентичности Формирование идентичности в Евразии
Юрий Самонкин, председатель коллегии АНО «Центр Исследований, сохранения, поддержки и развития евразийства»
06/07/201716:35
Big Data Big Data — как используют в органах государственной власти
Александра Полякова, профессор РАНХиГС, ФУ при Правительстве РФ
05/07/201713:00
#Госпрес-TV
Перейти на полную версию сайта