Перейти на полную версию сайта

Сопряжение в «цифре»

14-15 мая в Пекине прошел саммит «Пояс и путь» («саммит Шёлкового пути»). Одним из главных гостей на саммите был Президент России, приняли в нем участие президенты Белоруссии и Казахстана. По данным организатором, в мероприятии приняли участие лидеры 28 стран мира, заинтересованных в китайской инициативе. Примечательно, что саммит принял «незападный» характер: из европейских стран отмечено участие только Италии, Греции и Чехии, даже ближайшие соседи Китая – Южная Корея и Япония, являющиеся союзниками США, саммит проигнорировали. Громким случился также отказ Индии от участия в мероприятии.

Участие российского Президента в мероприятии – очередной сигнал о долгосрочности «поворота на Восток», который произошел во многом на фоне конфликта с западными странами. Накануне российская делегация оказала давление на руководство ЕБРР, заявив о неправомерности заморозки инвестиций в Россию в 2014 году из-за западных санкций. Позицию России поддержали страны ЕАЭС и Монголия. Видимо, существует уверенность получить инвестиции на Востоке.

Однако, эксперты, причем не только из стран ЕАЭС, опасаются сильного сближения с Китаем, а многие и просто настроены скептически, обоснованно указывая на несопоставимость экономического потенциала России, да и ЕАЭС с целом, по сравнению с Китаем. Такая позиция была бы справедливой, если брать во внимание только экономическую сторону вопроса. С политической точки зрения ситуация выглядит иначе. Китай уже сделал очень большой шаг навстречу России и ее партнерам по ЕАЭС, подписав в мае 2015 года заявление о сопряжении Экономического пояса шелкового пути и ЕАЭС. Сопряжение инициативы с ЕАЭС не очень соответствовало интересам Китая, который предпочитает работать в двустороннем формате, и сам факт принятия такого решения можно признать дипломатической победой России.

Китаю за это время также не удалось продвинуть идею заключения соглашения о зоне свободной торговле с ЕАЭС – такая идея явно не соответствует интересам участников Евразийского союза. Теперь, спустя два года после подписания заявления о сопряжении, становится понятно, что «сопрягаться» будет очень тяжело, причем сложным переговорщиком является не только Китай, но и ЕАЭС: продвижения Китая на территорию ЕАЭС «на китайских условиях» не будет. Это показывают, в том числе, и сложные переговоры об участии китайских компаний в инфраструктурных проектах.

Похоже, что достаточно большие сложности ожидают Поднебесную и на поле электронной торговли и так называемой «цифровой экономики». Как известно, Китай активно осваивает современные технологии в коммерции – ставший уже глобальным гигант «Алибаба» (владелец которого, Джек Ма, недавно назван самым богатым китайским предпринимателем) работает не только в Евразии, но и становится конкурентом «Амазона» в США. Для электронной коммерции отсутствие соглашения о зоне свободной торговли не является непреодолимой преградой, так как здесь задействованы принципиально другие экономические механизмы. Однако, и в этом вопросе, похоже, на территории ЕАЭС Китай столкнется с необходимостью договариваться, так как «цифровая экономика» оказалась в фокусе государственной политики России и ЕАЭС.

Как отметила 9 мая в своем интервью «Российской газете» Карине Минасян, член Коллегии (министр) по внутренним рынкам, информатизации и информационно-коммуникационным технологиям Евразийской экономической комиссии, уже до конца мая должен быть разработан проект «Основных направлений реализации цифровой повестки ЕАЭС». В фокусе внимания: «цифровизация» энергетики и транспорта, государственного и торгового документооборота и трансграничной торговли. Это означает ускорение и упрощение оборота информации, повышение качества работы с данными, что является принципиальным условием для развития современной экономики, и прежде всего – торговли.

Примечательно, что в этот же день, 9 мая 2017 года Президент России подписал Указ «О стратегии информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы». Документ оперирует такими понятиями, как «индустриальный интернет», «интернет вещей» и «цифровая экономика», под которой предлагается понимать хозяйственную деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и результатов анализа которых по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг.

Логично предположить, что аналогичные понятия вскоре будут закреплены и в «цифровой повестке ЕАЭС», тем более, что, например, в Казахстане 3D-печать выделили в самостоятельную отрасль производства, в отношении развития которой устанавливаются весьма амбициозные планы. Соответственно, Китаю будет предложено реализовывать инфраструктурные проекты и осуществлять торговлю на территории ЕАЭС уже в условиях «цифровой экономики», что означает национализацию данных, необходимых для ведения хозяйственной деятельности, и строгий государственный суверенитет в этой сфере. Как это будет выглядеть на практике наглядно показывает пример заблокированного в начале мая Роскомнадзором китайского мессенджера WeChat.

Таким образом, китайское «опоясывание» Евразии потребует серьезного согласования с ЕАЭС, в том числе на «цифровом» уровне. При конструктивном подходе с обоих сторон это может дать серьезный позитивный эффект: Россия и страны ЕАЭС не меньше Китая заинтересованы в оптимизации торговых, логистических и управленческих процессов для повышения экономической эффективности и эффективности государственного управления.

Вилисов Максим, генеральный директор Центра изучения кризисного общества

 

comments powered by HyperComments
#НОВОСТИ
#PRpower
#ПОЗИЦИЯэкспертов
патриотизм Стратегический патриотизм основан на делах
Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования
07/07/201717:04
Формирование идентичности Формирование идентичности в Евразии
Юрий Самонкин, председатель коллегии АНО «Центр Исследований, сохранения, поддержки и развития евразийства»
06/07/201716:35
Big Data Big Data — как используют в органах государственной власти
Александра Полякова, профессор РАНХиГС, ФУ при Правительстве РФ
05/07/201713:00
#Госпрес-TV
Перейти на полную версию сайта