Перейти на полную версию сайта

Стратегическое образование: проектные подходы

патриотизм

Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования, для портала Госпресс об актуальности проектного подхода и о том, почему стратегическое образование важно для России

Человек является главной преобразующей единицей любого общества, центральным ресурсом и целью любого государства. Очевидным является, что главным источником современных социальных катаклизмов является сам человек. Познание его сущности, реальных возможностей и ограничений, назначения в этом мире, его способность распоряжаться своей жизнью и жизнью мира, и понимание степени несения ответственности за принятые решения которого, приобрели первостепенное значение. Все эти задачи необходимо не только понять, но и проектировать надлежащую систему развития человека.

Альберт Эйнштейн писал: «Еще будучи довольно скороспелым молодым человеком, я живо осознал ничтожество тех надежд и стремлений, которые гонят сквозь жизнь большинство людей, не давая им отдыха. Скоро я увидел и жестокость этой гонки, которая, впрочем, в то время прикрывалась тщательнее, чем теперь, лицемерием и красивыми словами. Каждый был вынужден участвовать в этой гонке ради своего желудка. Участие это могло удовлетворить желудок, но никак не всего человека как мыслящего и чувствующего существа». Комплексное развитие, профилактирующее стремление к эгоистичным стремлениям «удовлетворения желудка», возможно лишь через всемерное стратегическое проектное образование, основанное на исследовательском поисковом и созидающем принципах.

Как полагают эксперты в данной сфере, одна из главных идей проектного обучения состоит в следующем: с большим увлечением выполняется непосредственно участниками педагогических технологий только та деятельность, которая ими выбрана свободно самими; деятельность строится не только в русле учебного предмета; но и за его пределами, предполагая поиск извне необходимых сведений. Такой подход не просто обучает, он переносит обучение на реальную жизнь обучаемого, конструируя тем самым поведение человека и давая осмысленность учебной деятельности переводя ее в разряд жизненной нормы. Исходный лозунг основателей системы проектного обучения – «Все из жизни, все для жизни», проектный метод предполагает изначальное использование окружающей жизни как лаборатории, в которой и происходит процесс познания.

Проектирование как образовательный процесс подразумевает создание образовательно-социализирующей системы в учебных заведениях, а также в среде активных молодых людей, вовлекающей молодежь в проектно-исследовательскую деятельность.

Следует подчеркнуть, что цель проектного обучения состоит в создании условий, при которых его участники: самостоятельно и охотно приобретают недостающие знания из разных источников; учатся пользоваться приобретенными знаниями для решения познавательных и практических задач; приобретают коммуникативные умения, работая в различных группах; развивают у себя исследовательские умения (умение выявлять проблемы, собирать информацию, наблюдать, проводить эксперименты, анализировать, строить гипотезы и обобщения, рефлексировать); развивают системное мышление.

Я бы хотел привести несколько российских примеров – педагогических методик, которые можно смело отнести к образовательным инструментам стратегического проектирования. Первая из них теория решения изобретательских задач. В предисловии к книге автора метода указано, что ТРИЗ «пользовалась чрезвычайной популярностью в 70-х и 80-х годах, совокупный тираж книг Альтшуллера на русском языке составил около 1 млн. экз. Но потом, с началом перестройки, интерес к ТРИЗ в СССР начал постепенно угасать. Одновременно, во многом благодаря ученикам Альтшуллера, которые уехали за рубеж (прежде всего в США и Германию), ТРИЗ стала популярна на Западе. Сейчас публикаций по ТРИЗ (TRIZ) на других языках значительно больше, чем на русском». ТРИЗ, как эффективная технология мыследеятельности, не внедрена в массовое обучение и не внедрена как технология российской школы. А просто уплыла за границу…

Вторым примером, я бы привел образовательный метод Шаталова В.Ф., который позволяет обучать системному мышлению от общего к частному с опорой на основные причинно-следственные базовые постулаты. При этом, сам Шаталов в своей книге писал: «предшествовавший эксперимент, в ходе которого восьмиклассники за один учебный год изучили полный курс математики средней школы, вызвал самые непримиримые дискуссии и среди учителей и среди наробразовских руководителей». Надо отметить, что как в 70е гг. XXвека этот метод вызывал протесты, не смотря на его очевидную эффективность, так и в современное время этот метод системного мышления не применяется в массовом образовательном процессе. Можно приводить и иные методы, позволяющие создавать стратегического проектного патриотического человека Российского государства (школа Щетинина, психологический подход А.Г.Данилина, даже метод формирования целеполагания через «Проектное государство» Ю.В. Крупнова), но все эти идеи и технологии не заслуживают пристального внимания государственных чиновников РФ, и остаются лишь частными инициативами, и частными проектами.

На мой взгляд, при обучении стратегическому проектному мышлению, необходимо исходить, как мне кажется, из нескольких принципов:

— принцип долгосрочной перспективности проекта (50 и более лет). Научиться мыслить долгосрочно не просто, я наблюдаю, что очень часто это понимание происходит через получения множества ошибок и не получения ответов на происхождение этих ошибок;

— возникновение системного эффекта от проекта. Осознать зависимость своего частного от благополучия коллективного крайне сложно. При образовании, которое исключительно фрагментировано и повелительно, практически не возможно и требуется образовательная пересоциализация по законам преодоления зависимых состояний;

— вовлеченность в проект максимально широкого круга потребителей, которые приобретают новые качества или способности от проекта. Нужно понимать, что продать или построить – разное. А стратегическому проектированию, основанному на отложенном эффекте, нужна глубокая подготовка от психологической до фактологической.

Приведу упрощенный пример. Создание уличной скамейки как проекта, можно рассматривать в двух плоскостях. Вариант первый: происходит обучение изготовлению скамейки (чертеж, изготовление). Полагаю, что реализация этого проекта может занять максимум один день. Вариант второй. Скамейка не просто конструируется, но, в первую очередь, создается образ будущего, который реализуется через скамейку. Скамейка рассматривается не просто как технический предмет, а как коммуникационная площадка: получаются ответы на вопросы: за чем нужна скамейка?, для кого?, какую функцию она несет?, какой она должна быть в итоге и где располагаться?, какие компоненты должны дополнить скамейку? Срок реализации этого проекта, оставляю определить за каждым читающим самостоятельно. Именно ВТОРОЙ вариант создает стратегическое системное проектное мышление.

В заключении, я бы хотел отметить, что в настоящее время в России главной проблемой является не то, что мы что-то не имеем, а то, что у нас не поставлена главная цель государства и общества в долгосрочном, стратегическом целеполагании. Обладая потрясающими образовательными практиками, мы остаемся в поле повелительного образования и субъектно-объектных отношений, при наличии еще и субъекта, не способного оценить реальную обстановку. Это приводит страну к международной изоляции и исторической деградации…

comments powered by HyperComments
#НОВОСТИ
#PRpower
#ПОЗИЦИЯэкспертов
патриотизм Стратегический патриотизм основан на делах
Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования
07/07/201717:04
Формирование идентичности в Евразии
Юрий Самонкин, председатель коллегии АНО «Центр Исследований, сохранения, поддержки и развития евразийства»
06/07/201716:35
Big Data Big Data — как используют в органах государственной власти
Александра Полякова, профессор РАНХиГС, ФУ при Правительстве РФ
05/07/201713:00
#Госпрес-TV
Перейти на полную версию сайта