Перейти на полную версию сайта

Импортозамещение — недостающие звенья

система наставничества

Программа импортозамещения началась не вчера, а почти три года назад. Однако дискуссии на эту тему не утихают. С одной стороны, чиновники рапортуют об успехах импортозамещения, ставят грандиозные планы импортозаместить абсолютно всё: от простейших продуктов питания до компьютеров и серверов с операционными системами. Но глядя на ситуацию под углом, немного отличным от заявлений чиновников, становится все сложнее разглядеть, где же это обещанное импортозамещение.

Стоит признать, что в некоторых сферах деятельности российский производитель достиг определённых успехов. Так, мы практически полностью сейчас обеспечиваем себя свининой, хотя до программы импортозамещения в 2013 году доля отечественной свинины на рынке составляла только 72%. Еще можем похвастаться отечественным зерном. А изредка можно даже встретить вожделенные (о чудо – отечественные!) хамон с пармезаном. Но всё это как-то скромно для такой большой страны с таким широким спектром промышленности. В большинстве других отраслей похвастаться особо нечем.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин какое-то время назад точно подметил: «деньги съели, а результата ноль». Тогда речь шла об импортозамещении в судостроении. Но фраза эта легко распространяется и на другие отрасли. Например, автомобилестроение: 83% новых машин у нас выпускаются с табличкой «сделано в России», но на самом деле у нас производится не такая уж и большая часть самого автомобиля. Многие компоненты импортные, а если и отечественные, то сделанные из импортных материалов. Нередко сборка машин и вовсе сводится к прикручиванию колёс и нескольких крупных агрегатов. Да даже некоторые автомобили исконно отечественных марок и нашей же разработки более чем на 50% в стоимостном выражении состоят из импортных комплектующих. Это ли есть импортозамещение? Простейшие сборочные операции не позволяют создавать добавленную стоимость.

И пока что так, увы, в большинстве отраслей. Основная причина такой ситуации в том, что процесс борьбы с импортом для чиновников оказался намного важнее результата. Да и инструменты противостояния импорту подкачали. Кнут применяется налево и направо, а вот про пряники как-то позабыли. Естественно, что предприятия просто привыкают как-то жить «под кнутом», вот и не видят ни смысла ни возможностей что-то менять. И это не удивительно, ведь изначально для развития импортозамещения был избран путь запретов.  Запретили импорт некоторых продуктов питания, запретили предприятиям, связанным с оборонкой, использование импортных комплектующих, запретили закупки даже медицинских изделий, включая бинты и костыли. Но полноценные продуманные работающие стимулы для развития отечественного производства так и не создали.

Что происходит, например, в сельском хозяйстве: Минсельхоз предлагает множество программ поддержки в виде субсидий на закупку сельхозтехники, открытия новых комбинатов. Но эффективность таких программ крайне низкая. Поверхностный подход к изучению проблемы приводит к тому, что борьба идёт просто за урожай без серьёзного рассмотрения вопроса хранения и реализации продукции. В итоге мы имеем затаривание в период сбора урожая, необходимость реализовывать продукцию по минимальным ценам, не приносящей прибыли аграриям и дефицит продукции перед сбором следующего урожая. Так, товарность картофеля у нас составляет только 63%. То есть 37% всего картофеля просто выбрасывается. В итоге к лету треть всего картофеля на прилавках магазина – импорт из Египта, Беларуси и других стран. Также не уделяется достаточно внимания диверсификации выращиваемых культур. Если относительного дешёвого зерна у нас в избытке, то вот масличных не хватает даже для того, чтобы загрузить свои же маслобойни более чем на три четверти.

Одними запретами многого не добьёшься. Для того чтобы что-то начать производить, нужно иметь орудия производства. Станки и машины, грубо говоря. В этом разрезе импортозамещение не поддерживается ничем. У нас просто не производят современное оборудование, а на старом уже невозможно добиться требуемого современными потребителями качества. В лёгкой промышленности 39% оборудования эксплуатируется уже более двадцати лет, выработав весь свой ресурс. Закупать импортное оборудование и так накладно из-за слабого обменного курса рубля, так еще по многим видам оборудования придётся заплатить импортную пошлину. Раньше такие пошлины были дополнительной защитой отечественных производителей, но сейчас от них нет никакого толка: естественным барьером является дешёвый рубль. А от уплаты 18% НДС при ввозе освобождается только то оборудование, которое вообще не имеет отечественных аналогов. А что делать, если «отечественные аналоги» не подходят по каким-то определённым параметрам или качеству?

В общем, для того, чтобы заработало импортозамещение, необходимо освободить весь импорт оборудования от дополнительных сборов. Иначе получается замкнутый круг: отечественное оборудование невозможно произвести потому, что его не на чем сделать.

Анна Вовк, руководитель Комитета по развитию инвестиционной среды для бизнеса ТПП Москвы, генеральный директор компании «Национальная дистрибьюция», руководитель и совладелец консалтинговой компании «А-Консалт»

comments powered by HyperComments
#НОВОСТИ
#PRpower
#ПОЗИЦИЯэкспертов
патриотизм Стратегический патриотизм основан на делах
Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования
07/07/201717:04
Формирование идентичности Формирование идентичности в Евразии
Юрий Самонкин, председатель коллегии АНО «Центр Исследований, сохранения, поддержки и развития евразийства»
06/07/201716:35
Big Data Big Data — как используют в органах государственной власти
Александра Полякова, профессор РАНХиГС, ФУ при Правительстве РФ
05/07/201713:00
#Госпрес-TV
Перейти на полную версию сайта