Перейти на полную версию сайта

Мягкая сила или «soft power»: истоки образования

Особенности мягкой силы

В последние годы термин «мягкая сила» стал достаточно часто появляться в новостных сводках, а также в высказываниях различных специалистов в области политологии и общественных отношений. Выражение «мягкая сила» или «soft power» впервые появилось в книге американского политолога Джозефа Ная в девяностых годах. Най утверждает, что политика мягкой силы является одним из ключевых аспектов современной внешней политики ведущих мировых держав. Это достаточно тонкая и неоднозначная тема, и мы предлагаем разобраться в том, что же подразумевается под этим термином, показать примеры такой политики в мировой практике конца 20-го и начала 21-го века.

Философская концепция мягкой силы
 «Вода камень точит» — это выражение известно всем и, в общем-то, ясно, что оно означает: несмотря на свою очевидную «слабость» перед камнем, спустя время и постоянное незаметное воздействие, вода берет над ним верх. Как говорил древний китайский философ Лао-Цзы, который, вероятно, был одним из первых, кто использовал философию мягкой силы применительно к государству и власти: «Лучшие вожди те, кого народ не замечает». Конечно, это не значит, что вождь не должен ничего делать. «Когда хороший вождь закончит свое дело, деланное руками народа, народ должен считать что они все делали по своему желанию и плану».

Очевидно, что это концепция не борьбы с мнениями, но направлением их в нужное власти русло. Речь тут, судя по всему, идет о власти культурной, «власти мудрецов». Властитель должен направлять людей некими невидимыми и неявными силами, настраивая их на нужный ему лад. Тогда, по мнению древних китайских философов, народ будет наилучшим образом подчинен, т.к. не будет чувствовать какого-то гнета власти, и будет уверен в том, что все действия исходят от самого народа. Это, в некотором роде, есть концепция конфуцианства. Но конфуцианство, все же является в основном религиозным течением, поэтому подробный разбор этих теорий нужно оставить специалистам в данной области. Однако, стоит отметить, что любая религия так же является и в некоторой степени идеологией. Именно к этому и пришел Антонио Грамши. Будучи итальянским теоретиком марксизма, он выдвинул понятие «позиционной революционной борьбы».

В отличие от первоначального марксизма Грамши считал, что устойчивость и сила буржуазно-капиталистической системы основана не на одном лишь материальном факторе и личных интересах, но и на идеологических ценностях. Господство некоего социального класса (в данном случае буржуазии) Грамши связал с их идеологической, культурной и лидерской гегемонией. Именно этим он и предлагал заняться мировым коммунистам, это и назвал «позиционной борьбой» – формированием пролетарской культуры, идеологии и интеллигенции, для последовательного, планомерного вытеснения и замещения идеологии буржуазной.

Также он считал, что тоталитаризм (в частности, фашизм, развивающийся тогда в Италии) – есть результат кризиса политической и социальной системы Европы, в котором правящий класс оказался не способен сохранять поддержку широких масс. Грамши отстаивал идею того, что именно культура и искусство должны стать мостком между интеллигенцией и «простыми людьми» и высказывал концепцию «интеллектуальных и духовных преобразований, которые совершат на национальном уровне то, что либерализму удалось сделать лишь для блага узких слоёв населения». Для этой задачи Грамши определил так называемых «органических интеллектуалов» (плотно интегрированных в общественную жизнь), именно они должны поддерживать интеллектуальный и культурный уровень и климат в обществе.

Как можно заметить политические идеи конфуцианства, хотя и в несколько ином ключе, нашли отражение в итальянском коммунизме. Концепция непрямого, идеологического вмешательства в общество и направления его в нужное русло прослеживается и там и там. Но идеологическим давлением занимаются все правительства, в той или иной степени. Особенно ярко это проявляется именно в тоталитарных обществах, где идеологические фильтры стоят на каждом шаге восприятия.

Чем же тогда «мягкая сила» отличается от пропаганды? Практически ничем, разница лишь в методах и итоговых целях. Как видно из самого термина, «мягкая сила» подразумевает неагрессивное влияние и ее целью скорее является интеграция и породнение идей, а не их противостояние и насаждение, как в случае с явной пропагандой. И хотя, по сути, это и одно и то же, но «мягкая сила», в первую очередь, подразумевает воздействие через культуру, искусство, научное превосходство и прочие методы, «более сложные» и «тонкие», чем обычно принято в пропаганде.

Появление термина мягкая сила и ее первые проявления
Понятие «мягкая сила» (soft power) появилось в 90-х годах 20-го века в работе известного американского политолога Джозефа Ная. Най работал в рамках неолиберализма, разрабатывал теорию комплексной взаимозависимости политических факторов, является одним из ведущих экспертов США по международным вопросам, на данный момент – профессор Гарвардского института государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди, принимает участие в Проекте по реформе национальной безопасности США.

В своей книге «Обреченные лидировать: меняющаяся природа американской власти» (Bound to Lead: The Changing Nature of American Power) Най высказывался, что США победили в холодной войне именно мягкой силой – культурными ценностями и свободами, а не экономической мощью и армией. И действительно, все это оказало немаловажную роль в дестабилизации и последующем развале СССР, особенно после периода гласности 80-х годов. Г. Почепцов в своей книге «Психологическое войны» говорит, в частности, о том, что «пропаганда материального мира» была одним из ключевых аспектов во время Холодной войны и, особенно в ее завершении.

Речь идет о том, что так или иначе советские люди сталкивались с продукцией западных стран, которая во многом была значительно качественнее, удобнее, просто ярче и красивее. Видя такие вещи в кино, а иногда и лично с ними сталкиваясь, люди хотели того же, и это подрывало авторитет власти. Власти, по сути, нечего было ответить. «Конечно, о диалоге на таком уровне не могло быть и речи. Ответом на товар, мог быть только другой товар. А его как раз и не было».

Конечно, материальный мир – это часть экономики, но очевидно, что через него в значительной мере передаются и какие-то культурные мемы. В то же время не стоит забывать и о музыке и кино, которые так же, зачастую, показывают конкретные вещи, аккумулирующие на себе культурные аспекты. Так, например, в 80-е в СССР времен перестройки джинсы были не утилитарной вещью, коей они, безусловно, являются, а исключительно культурным элементом «Свободного Запада».

Известно, что в 90-е в России не было не только мягкой силы, но и какой-либо другой, страна переживала времена глубочайшего кризиса. Вследствие этого Российское общество и культура были значительно деформированы влиянием западной культуры в новых для нее, капиталистических реалиях.

Но не только культура и искусство есть инструменты мягкой силы. Как говорил еще Грамши, наука и технологический прогресс так же являются очень важным аспектом. Технологическое развитие даже крупнейших государств не так однородно, кто-то в чем-то преуспевает, а кто-то отстает. Автомобили, электроника, исследование космоса, вооружение и фундаментальные науки – всё это оказывает как политическое влияние, так и просто поднимает престиж одной страны в глазах населения другой. Хотя этот аспект, возможно, и менее очевиден.

Роман Болдырев

Фото: pixabay

 

comments powered by HyperComments
#НОВОСТИ
#PRpower
#ПОЗИЦИЯэкспертов
патриотизм Стратегический патриотизм основан на делах
Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования
07/07/201717:04
Формирование идентичности в Евразии
Юрий Самонкин, председатель коллегии АНО «Центр Исследований, сохранения, поддержки и развития евразийства»
06/07/201716:35
Big Data Big Data — как используют в органах государственной власти
Александра Полякова, профессор РАНХиГС, ФУ при Правительстве РФ
05/07/201713:00
#Госпрес-TV
Перейти на полную версию сайта