Перейти на полную версию сайта

Мягкая сила: российская версия стратегии

Мягкая сила - особенности проявления в России

Мягкая сила — основная характеристика данной силы России, как и ряда других аспектов государства, является кризис. Это первое, что необходимо отметить в обсуждении этого вопроса. Во времена СССР и в начале 90-х годов Россия имела значительное влияние на обширные пространства стран Варшавского договора, нынешнее СНГ, а так же страны на других континентах, с которыми СССР вело тесное сотрудничество. Но в начале двухтысячных годов, в отличие от того же Китая, российские власти решили, видимо, что стратегия «мягкой силы» является пережитком коммунистического прошлого, что это нечто манипулятивное и недостойное.

К началу 2000 года практически все программы распространения русской культуры были приостановлены или находились в упадническом состоянии. Принципиально сменилась парадигма внешнеполитических отношений с соседними странами с привлечения на свою сторону, так или иначе свойственного советскому режиму, на достаточно жесткую политику «кнута и пряника».

В частности это проявлялось в «энергетических войнах» с европейскими странами, полем боя которых стали Украина и Белоруссия, а также в постоянных дипломатических конфликтах с балтийскими странами. Военные столкновения на Кавказе лишь усугубляли ситуацию. Как итог этого, к началу двухтысячных годов Россия практически лишилась всего потенциала «мягкой силы» не только в мире, но даже в зоне своего прямого влияния. Так, например, количество русских школ в СНГ к этому времени сократилось почти вдвое.

Несмотря на это, Россия по-прежнему сохраняет значительный потенциал «мягкой силы» на мировой арене. По данным ЮНЕСКО на 2010 год Россия занимает 7-е место в мире по количеству иностранных студентов. Стоит отметить, что СССР в 1960 году создало и воплотило в жизнь фактически первый и уникальный пример стратегии «мягкая сила» нового поколения – Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы, целью которого являлось формирование образованной просоветской элиты в странах бывшего соцлагеря и симпатизирующих. К сожалению, для России это был первый и на данный момент единственный успешный пример.

В 2006 году Владимир Путин на встрече с творческой интеллигенцией в Доме Державина в Санкт-Петербурге много говорил о том, что необходимо укреплять и усиливать влияние русской культуры. В 2007 году В. Путин в своем указе говорит следующее: «В этом году, объявленном годом русского языка, есть повод еще раз вспомнить, что русский – это язык исторического братства народов и язык действительно международного общения. Он является не просто хранителем целого пласта поистине мировых достижений, но живым пространством многомиллионного Русского мира, который, конечно, значительно шире, чем сама Россия».

После этого в российских и, все чаще, западных СМИ стали говорить о целенаправленной политике культурного влияния России в мире. В 2007 году был основан фонд «Русский мир», целью которого стала популяризация и изучение русского языка и культуры по всему миру. Он, в свою очередь, является аналогом различных «Институтов», фигурирующих в политике других государств. К 2013 году в 41 стране мира было открыто 90 центров «Русского мира». Сами же организаторы фонда заявляют: «Русский мир должен быть не столько воспоминанием о прошлом, сколько деятельным, мобилизующим началом построения лучшего будущего для великого народа, живущего в мире с собой и остальным миром».

В 2016 году, по данным Лондонского PR-агентства Portland Россия заняла 27 место в рейтинге самых влиятельных стран мира по критерию мягкой силы. При этом Венгрия находилась на 26-м месте, а Китай на 28-м. Однако, Сэм Грин, директор Института России при Лондонском королевском колледже, в интервью Русской службе BBC высказывал сомнения в этом рейтинге, именно ввиду несопоставимости совместного культурного влияния Китая и России на Европу в сравнении с той же Венгрией и Чехией.

На данный момент тяжело говорить об эффективности этих мер, хотя бы в виду некоторого образовательного кризиса внутри самой России. Несмотря на то, что Москва обратила внимание на ситуацию, проблема негативного имиджа России является на данный момент одной из основных внешнеполитических проблем. Сейчас вопросами укрепления имиджа России и формирования активов «мягкой силы» призваны заниматься два ведомства. Федеральное агентство по делам СНГ (Россотрудничесво), занято не только вопросами влияния на страны СНГ, но и международного гуманитарного сотрудничества и имеет представительства в 76 странах мира.

Подобную работу ведет и Российский центр науки и культуры (РЦНК), с акцентом на совместные научные изыскания, обмен техническим опытом и культурой культурным достоянием. РЦНК проводит различные выставки и концерты, направленные на привлечение внимания к современной русской науке и искусству. Нельзя оставить без внимания и активное иновещание российских СМИ – так с 2005 года телеканал Russia Today круглосуточно вещает на английском, арабском и испанском языках, и его суммарная аудитория насчитывает порядка 700 миллионов человек.

Перед российским правительством стоит трудная задача – необходимо не просто укрепить положительный имидж, но, в некотором роде, создать его заново. Приоритетным направлением тут является сохранение влияния русского языка и культуры в приграничных территориях (СНГ), сохранение его межнациональной роли. Кроме того, необходимо наращивание престижа российской науки и искусства в западных странах, а для этого, в первую очередь, нужно активное внутреннее развитие этих отраслей, которое, к сожалению, не так велико.

В завершении, хотелось бы отметить, что не стоит забывать и о том, что распространение русской культуры на Западе может протекать достаточно успешно ввиду огромного исторического наследия нашей страны, однако зацикливаться на этом ни в коем случае нельзя, ибо подобная стратегия, без привнесения чего-то нового, неминуемо приведет к стагнации и угасанию.

Стратегии крупнейших мировых держав.
Во-первых, их всех объединяет стремление показать свою культуру с интересной и привлекательной стороны. Китай для этого использует свою древнюю историю и богатейший объем работ конфуцианских и даосистских философов, самобытный мистический мир, присущий китайской мифологии, а так же эстетическую красоту. Продукты развлекательной культуры (кино, компьютерные игры) выпускаемые в Китае ярко это показывают – эпические масштабы в сочетании с яркой, фантастической красотой и огромным количеством деталей. При этом последнее время в китайском кинематографе начинают появляться европейские герои, что может быть некой попыткой сближения китайской культуры с остальным миром.

Американская же деятельность на культурном поле может быть характеризована как «актуальная», в виду того, что они не часто заглядывают в прошлое. Большинство продуктов американского кино и других видов масскультуры рассказывают о настоящем времени, либо же вообще не несут особой смысловой нагрузки и являются исключительно развлекательным продуктом, направленным на максимально широкую аудиторию. Но даже этот вид кино не перестает нести идею об «американской мечте», «всеобщей демократии и толерантности» и прочих американских ценностях. Хотя подобная практика также порой вызывает критику, в частности в том, что происходит некоторый подмен понятий и персонажи ведут себя «по-американски», фактически являясь при этом представителями совершенно иных культур, времени и даже цивилизаций.

Россия, также, как и Китай апеллирует к богатой истории и прошлым достижениям как царской России, так и (в меньшей степени) советской. Хотя о состоятельности этой стратегии, в первую очередь в кинематографе, идут многочисленные споры. Виной тому, скорее всего, отсутствие единой схемы развития кинематографа и других отраслей культуры с точки зрения государственной программы мягкой силы. В частности, попытки России конкурировать с западными развлекательными массмедиа имеют весьма низкую эффективность. Причин тому много, но одна из основных проблем тут даже не значительно более низкие бюджеты, но отсутствие маркетингового опыта для подобных проектов, а также низкая заинтересованность целевой аудитории.

Кроме этого, явно виден интерес всех обсуждаемых участников к расширению влияния своего языка. Кроме чисто научных аспектов, например гипотезы когнитивной психологии и влиянии языка на восприятие и сознание (Гипотеза лингвистической относительности), тут имеется вполне прозаичный интерес. Во-первых, людям, знающим один и тот же язык, почти ничто не мешает общаться. Это благотворно сказывается как на экономическом сотрудничестве, так и на научном, культурном и всех прочих. Во-вторых, распространенность языка – есть показатель его статуса и значимости в мировом сообществе, а значит и страны-источника языка. Для США же здесь ситуация не совсем однозначная. США не является исторической родиной английского языка, поэтому в данном случае они с Британией как бы играют за одну команду. Отчасти поэтому некоторые люди в мире путают британских актеров, музыкантов и литературу с американской.

Последней общей чертой всех стратегий является продвижение образования и науки. Образовательные программы занимают огромное, если не ключевое место в стратегии мягкой силы. Через образовательные программы можно не только распространять свою культуру и язык, кроме этого они могут показать уровень технических достижений страны, что, безусловно, положительно отразится на ее имидже.

Взглянув на общие черты всех трех стратегий, становится очевидным, что они различаются даже в тех общих направлениях, которые имеются. И различаются они, в первую очередь, глобальными целями. США на данный момент стараются удерживать за собой титул мирового лидера во всем, центра демократии и свободы. Кроме того, США активно комбинируют мягкую силу с иными формами воздействия, как прямыми (применение силы к другим государствам), так и непрямые (экономические, дипломатические).

Китай старается защитить свою культуру и проводит протекционистскую политику, при этом развивая бизнес и экономическое партнерство с другими государствами, в том числе, налаживая рынки сбыта своей продукции. Россия же, видимо, старается вернуть себе былую славу и влияние великой державы на региональном и мировом уровне. Кроме того, все страны имеют очень разную ресурсную базу, как финансовую, так и культурно-техническую. Таким образом, в совокупности с разными целями, методология используемых процессов различна.

Итак, подводя итог обзора стратегий мягкой силы США, Китая и России нужно отметить, что вопрос о конкретной эффективности до сих пор остается открытым. Да, США имеют поразительное культурное и дипломатическое влияние в мире. Китай за последние годы так же очень сильно преуспел в этом плане. Россия же, не может похвастаться какими-то особыми успехами, особенно в свете событий, последовавших за Евромайданом в Украине и дальнейшим развитием ситуации.

Но у исследователей данного вопроса нет уверенности в том, что своих успехов во внешней политике США или Китай добились именно путем «мягкой силы». Какая ситуация была бы, если бы эти страны не имели внушительного экономического и военного потенциала? Как именно мировые события влияют на имидж тех или иных стран? Как это ни странно, ответы на эти вопросы лежат вне стратегии «мягкая сила», т.к. эта стратегия лишь часть современной геополитики и мировых дипломатических отношений. Мягкую силу нельзя рассматривать отдельно от современной экономической и военной концепции, а также и современной пропагандистской концепции разных стран. Джордж Най в своей книге отмечал, что все это, в современных реалиях, нужно рассматривать как «умную силу» – совокупность различных степеней влияния, давления и контроля.

Таким образом, в современном обществе с его нынешним уровнем информационного обмена специалистам уже не видится возможным использование лишь одной линии влияния, например военной, именно поэтому развитие концепции «мягкая сила», различных «мягких» стратегий и прочего будет только усиливаться.

Роман Болдырев

Фото: pixabay

comments powered by HyperComments
#НОВОСТИ
#PRpower
#ПОЗИЦИЯэкспертов
патриотизм Стратегический патриотизм основан на делах
Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования
07/07/201717:04
Формирование идентичности в Евразии
Юрий Самонкин, председатель коллегии АНО «Центр Исследований, сохранения, поддержки и развития евразийства»
06/07/201716:35
Big Data Big Data — как используют в органах государственной власти
Александра Полякова, профессор РАНХиГС, ФУ при Правительстве РФ
05/07/201713:00
#Госпрес-TV
Перейти на полную версию сайта