Перейти на полную версию сайта

Модернизация Аргентины: от «перонистов» к правоцентристам

Модернизация Аргентины

 За последние пол века Аргентина показала себя как один из ведущих с политической и экономической точки зрения игроков в латиноамериканском регионе. В течение непродолжительного периода времени страна прошла через такие циклы модернизации как: правление военно-диктаторского режима; радикальные рыночные неолиберальные преобразования; острый внутриэкономический кризис 2001-2002 гг.; эра правления Нестора и Кристины Киршнеров и на современном этапе нахождение у власти правоцентриста Маурисио Макри. Последнее событие считается весьма необычным для Аргентины. За последние десятилетия общество отдавало предпочтение «левым» кандидатам, так как верило, что они могут поднять развитие государства на новый уровень не только в пределах региона, но и на мировой арене, а также уменьшат зависимость страны от Соединенных Штатов.

Эра реформаций под руководством Х. Д. Перона

Для детального понимания политических процессов, которые в настоящее время происходят в Аргентине, необходимо обратиться к событиям прошлого, напрямую влияющие на трансформацию страны в XXI в. Нахождение у власти Хуана Доминго Перона (1946-1955) можно считать в данном случае начальным этапом глубоких реформаций. За время его пребывания у власти аргентинская экономика выросла на 48%. При расчете в среднем соотношение за год, темпы развития увеличивались каждые двенадцать месяцев на 4%. Покупательская способность населения достигла за данный промежуток времени в общем 41%. Вместе с тем в повседневную жизнь аргентинцев впервые вошло такое разрушительное явление, как инфляция, которая позднее превратилась в почти постоянную проблему для национальной экономики.

Причиной, которая привела к власти Х.Д. Перона, стали реформы, проводимые им в отношении широких слоев трудящегося населения. Если раньше данная часть общества не имела никаких прав и не была социально защищена, то с приходом новой власти в 1946 г., им стало уделяться больше внимания и открылся доступ к фундаментальным государственным услугам, которые по большей части стали бесплатными. Курс на перераспределение доходов принес плоды не только в плане повышения благосостояния основной массы граждан, но и в отношении расширения внутреннего рынка растущей аргентинской промышленности.

Представленная выше схема развития не оказалась идеально применимой к аргентинским реалиям, и в последствии дала сбой в результате некоторых стратегических просчетов. Проблема заключалась в том, что власть противопоставила интересы аграрного сектора задачам развития национальной индустрии. В результате вместо того, чтобы использовать потенциалы двух составляющих реальной экономики, правительство под руководством Х.Д. Перона стимулировало промышленный рост за счет недофинансирования и отставания сельского хозяйства. Стоит отметить, что аграрный сектор исторически играл важную роль в хозяйственной жизни Аргентины и существенно влиял на ее развитие, но в результате предпринятых реформ, он был значительно ослаблен.

Последствием данного десятилетнего периода в истории Аргентины, явилось появление такого феномена и термина как «перонизм», который используется даже сейчас и характеризует политику отдельных политических партий. К примеру, такие президенты как Нестор Киршнер и Кристина Фернадес де Киршнер относили себя к данному движению. Сам термин имеет различные трактовки как в самой Аргентине,  так и за ее пределами. Для одних он выступает латиноамериканской вариацией европейской левой силы, для других своеобразной версией корпоративизма и фашизма, которая была адаптирована на континенте. Лишь в следующих элементах, характеризующих данный феномен, многие исследователи сходятся единогласно во мнении, а именно: идеологический прагматизм, популизм, аргентинский лейборизм и автаркическая модель позиционирования Аргентины в мире.

В 1955 г. в результате военного переворота Х. Д. Перон был свергнут, но позже в 1973 г. ему удалось вернуться к власти. Стоит отметить, что Аргентина, как и многие другие страны Латинской Америки в XX в. была подвержена резонансным внутриполитическим волнениям. В результате в стране в период с 1930 по 1976 гг. произошло в общей сложности шесть военных переворотов. Данные события оказали серьезное влияние на искаженное понимание развития демократического общества, что стало причиной снижения темпов экономического подъема и искаженного функционирования гражданских институтов.

Мальвинский вопрос во внешней политике Аргентины

Особое внимание при рассмотрении политического развития Аргентины с исторической точки зрения стоит уделить теме, касающейся принадлежности Мальвинских (Фолклендских) островов. Этот вопрос сосредоточен на проблеме достижения суверенитета над архипелагом, находящимся в полутысячи километров от континента, а также над окружающей его морской зоной и природными ресурсами.  Неотъемлемой частью своей национальной территории аргентинцы считают Мальвинские, Южные Георгиевы и Сандвичевы  острова. В связи с этим в 1994 г. в Конституцию была внесена правка об утверждении давнего и легитимного суверенитета над данными территориями в юго-западной части Атлантического океана. Этот архипелаг на настоящий момент является местом дипломатических баталий на региональном и мировом уровнях, так как в конфликт были вовлечены ООН и ее Комитет по деколонизации и интеграции латиноамериканских стран.

Вопрос о принадлежности Мальвинских островов остро стоит уже более двухсот лет. Острая фаза конфликта имела место в 1980-е гг. 2 апреля 1982 г. хунта, правящая на тот момент в Аргентине, провела военную операцию с целью установить контроль над архипелагом, но потерпела фиаско. Летом того же года был подписан акт о капитуляции, и острова остались под британской юрисдикцией. В последующие годы Великобритания усилила свое присутствие на данной территории, которое было в том числе и военное. Для аргентинской нации такое поражение оказалось позорным и большинству последующих правительств не давало покоя. Поэтому на сегодняшний день до сих пор разрабатываются стратегии решения этого застарелого вопроса.

Модернизация Аргентины в конце XX в.

В 1980-ых гг. развитие Аргентины находилось в относительном застое. Страна пыталась справиться с последствиями, оставленными в наследие от диктатуры и встать на путь демократического транзита. Президентские выборы, прошедшие в стране в 1983 г., ознаменовали собой переход власти от военной верхушки и олигархических кланов в руки профессиональных политиков и модернизированных политических партий. Новым президентом стал Рауль Рикардо Альфонсин (1983-1989), который смог реорганизовать и заново выстроить механизм конституционного правления; помочь гражданам справиться с психологическим шоком от предшествующего жестокого военного периода; восстановить экономику и заново укрепить престиж Аргентины на международной арене. Стоит отметить, что самой сложной задачей, которая была поставлена перед обновленной властью, стало преодоление наследия прошлого, которое оставило большой след как в общественной, так и в международной жизни страны.

Следующая волна модернизации захлестнула Аргентину в начале XXI в. Она носила неолиберальный характер и ей предшествовал институционально-экономический кризис 2000-2001 гг. Рецессия, которая продолжалась в стране несколько лет, привела к тому, что курс песо стал завышен, налоговые реформы перестали стимулировать предпринимателей расширять производство, в стране увеличилось число коррупционных махинаций и мер по борьбе с ними не применялось. В результате ситуация зашла в тупик и положение правительства стало неустойчивым. За считаные дни в конце 2001 г. в Аргентине сменилось пять президентов, а улицы захлестнули массовые беспорядки. Встать на путь реабилитации в стране удалось только начиная с 2002 г., а уже в 2003-2008 гг. аргентинская экономика стала быстро восстанавливаться.

1 января 2002 г. в Аргентине Законодательной ассамблеей в составе обеих палат Национального конгресса был выбран новый президент —  Эдуардо Дуальдо, который ознаменовал собой возвращение к власти «перонизма» как ведущей национальной политической силы. В результате был сформирован план отказа от «конвертируемости» и девальвации песо, страна стала двигаться к выходу из рецессии.

Возвращение «перонистов» в лице Нестора и Кристины Фернандес де Киршнер

В апреле 2003 г. прошли досрочные президентские выборы, победителем которых оказался Нестор Киршнер (2003-2007). Программа, представленная им, во многом делала акцент на решение назревших социальных проблем: предусматривала строительство доступного жилья, создание рабочих мест, модернизацию системы налогообложения, перераспределение доходов в пользу бедных, реконструкцию системы здравоохранения. В своих реформах он опирался на основополагающие идеи «перонизма»: регулирующая роль государства в экономике и социальной сфере, государственный контроль за внешней торговлей и деятельностью иностранного капитала внутри страны, бюджетная поддержка национальных сельскохозяйственных и промышленных производителей, формирование союза с профсоюзами рабочих.

Рост экономики, профицит бюджета и досрочное погашение долгов перед МВФ, которые были спровоцированы реформами правительства под руководством Н. Киршнера, открыли новые возможности для финансирования социальных программ, что в свою очередь оказались довольно затратными.

Большой проблемой для Аргентины во время экономического подъема оказался контроль уровня инфляции, на который во многом повлияли увеличение зарплат и государственных расходов. По версии государства данный показатель не превышал 10% в первое десятилетие XXI в., но независимые аналитики из «The Wall Street Journal» оценили его в 25%. Это в свою очередь вызвало волну недовольства среди граждан, которая переросла в обвинения в адрес правительства.

В качестве позитивного момента необходимо отметить усилия новых властей, направленные на борьбу с незаконным обогащением и служебными злоупотреблениями. При Н. Киршнере было начато рассмотрение старых коррупционных дел. Обвинениям подверглось большое количество чиновников предшествующей администрации, включая экс-президента К. Менема, которого подозревали в переводе нелегально полученных денег за рубеж.

 Начатые Н. Киршнером реформы продолжила его жена Кристина Фернандес де Киршнер (2007-2015). Она также сделала большой упор на развитие аграрно-промышленного комплекса, который был тянущей отраслью экономики и на который исторически все правительства Аргентины сосредотачивали свое внимание. Во время своего первого вступления в должность президента К. Киршнер считалась протеже своего мужа. Во время вторых выборов она завоевала любовь общества во многом благодаря печальным событиям, которые были связаны с трагической смертью Н. Киршнера.

Сохранить тенденцию экономического подъема страны К. Киршнер не удалось. Она сохранила полное доминирование института исполнительной власти. Все спорные вопросы стали постоянно решаться в обход различных министерств и институтов путем издания президентских декретов. Жесткому давлению подверглись судебные органы. В прямую зависимость от государственного финансирования были поставлены почти все средства массовой информации, находящиеся в стране. Отношения с провинциями строились по принципу жесткого подчинения центральной власти, несмотря на то, что по Конституции Аргентина — федеративная республика.

Еще одним событием, которое пошатнуло положение К. Киршнер в должности президента, стал экономический кризис, затронувший страну в 2011 г. В результате в большом количестве городов по всей стране прокатилась волна протестов и массовых оппозиционных акций. Быстрое изменение общественных настроений привело к тому, что доверие и поддержка общества стали отдаваться новым кандидатам, которые в своих предвыборных программах говорили о необходимости перемен.

Новый президент — новая надежда

В результате внутренних волнений и смены общественных интересов в 2015 г. Аргентина выбрала нового президента Маурисио Макри, который стал представителем интересов предпринимательского класса. Несмотря на его громкую победу, необходимо принимать во внимание, что практически половину граждан Аргентины, которые относятся к классу населения, обладающего малыми доходами, не устраивают предлагаемые им реформы.

Страна досталась новому президенту в экономически кризисном положении. На момент правления семейства Киршнеров в Аргентине было запрещено свободное хождение американского доллара, действовал черный рынок по обмену валют, правительство вело судебные тяжбы с кредиторами, которые отказывались от реструктуризации задолженности, а инфляция по оценкам некоторых экспертов, как было отмечено выше, превышала порога в 25%.

М. Макри настроен решительно и собирается скорректировать внутри- и внешнеполитический курс страны. Сразу же после вступления в должность он произвел девальвацию песо и урезал расходы на социальное обеспечение, на которые уходила большая часть государственного бюджета. Помимо этого, он наметил курс на сближение с Соединенными Штатами и странами Европы, отношения с которыми были фактически приостановлены ранее. В региональном контексте сохраняется важная роль членов объединения общего рынка стран Южной Америки (МЕРКОСУР), которые имеют большое исторически-экономическое значение. Также М. Макри выступает за сближение таких региональных интеграционных группировок как МЕРСКОСУР и Тихоокеанский альянс.

Большое внимание новый президент стал акцентировать на важности роли прав человека. Во время избирательной компании М. Макри подтвердил, что его политика в данной области в целом будет следовать линии, выдвинутой К. Киршнер. В данном контексте очень непростая ситуация складывается в отношениях между нынешним правительством Аргентины и Венесуэлы. Хоть страны и являются партнерами в рамках МЕРКОСУР, с точки зрения М. Макри, основными противоречивыми между странами являются взгляды на проблемы свободы и демократии. Аргентина вместе с другими участниками МЕРКОСУР воспрепятствовала переходу функций председательства от Уругвая к Венесуэле в 2016 г., ссылаясь именно на нарушения прав человека правительством Н. Мадуро.

Таким образом, можно сказать, что на сегодняшний день Аргентина находится на новом этапе модернизации внутренней и внешней политики. Скорее всего результаты политики нового президента М Макри окажут положительными, но реализации всех намеченных им реформ имеют долгосрочную перспективу. Как и многие другие страны Латинской Америки, Аргентина прошла смену политического курса или по-другому можно сказать произвела поворот «слева направо».

Наталия Аниськевич

Фото: pixabay

 

comments powered by HyperComments
#НОВОСТИ
#PRpower
#ПОЗИЦИЯэкспертов
патриотизм Стратегический патриотизм основан на делах
Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования
07/07/201717:04
Формирование идентичности в Евразии
Юрий Самонкин, председатель коллегии АНО «Центр Исследований, сохранения, поддержки и развития евразийства»
06/07/201716:35
Big Data Big Data — как используют в органах государственной власти
Александра Полякова, профессор РАНХиГС, ФУ при Правительстве РФ
05/07/201713:00
#Госпрес-TV
Перейти на полную версию сайта