Перейти на полную версию сайта

Имеем – не храним, потерявши – плачем, или как живется НКО в России

Интервью с руководителем НКО

Некоммерческим организациям, хотя и появились они  в России относительно недавно, с момента их зарождения была уготована непростая судьба. Общество оказалось не готовым к тому, чтобы охотно жертвовать деньги и время на социальную благотворительность. Государство не увидело или не захотело увидеть ту роль, которую российские НКО могут играть в становлении и развитии отношений между властью и обществом.

В Западных странах НКО приносит выгоду всем: бизнесу в качестве небольших финансовых доходов и, что более важно, рекламы своей компании; правительству и обществу в виде создания активной и насыщенной общественной жизни. Нам пока далеко до этого уровня.

К тому же мало кто в нашей стране задумывается о судьбе некоммерческих организаций. Их тернистый путь волнует совсем немногих: большей частью лишь их создателей. Все это заставило нас поближе присмотреться к проблемам сегодняшних НКО в России сквозь призму одной из них с поэтическим названием — «У детства нет границ», для чего мы встретились с региональным  руководителем этой общественной организации  Жоголевой Инной Витальевной.

  1. Какие проекты, реализованные организацией за этот год, вы бы отнесли к наиболее значимым?

У нас, в рамках организации, есть несколько направлений. Один из проектов направлен на реализацию семейно-творческих мероприятий. Другой, названный «Мамин Контроль», обеспечивает поддержку семей, у которых случились какие-то серьезные проблемы: чиновничий «беспредел», или просто сложные жизненные ситуации.

Оба направления социально значимы, поскольку, в рамках второго проекта мы организовывали массу мероприятий, круглых столов, проводили множество пресс-конференций, подключали разных должностных лиц, депутатов по вопросу имущественного обеспечения наших граждан и т.д.

Второй крупный проект  направлен против «социального иждивенчества». Недавно в Москве вышел законопроект, целью которого стала установка рамок, в пределах которых семья может считаться малоимущей. Если совокупные доходы членов семьи не превышают установленного в регионе прожиточного минимума, они объявляются малоимущими.

Что же даёт это «клеймо»?  Оно позволяет претендовать на получение социальных пособий и льгот, а также организацию семейного отдыха. Однако при таких зарплатах семьи все равно едва сводят концы с концами.

Поэтому к нам часто приходят матери и просят, чтобы мы в разных местах просили бесплатную еду. Я к этому стала скептически относиться, потому что на хлеб семьи могут заработать сами. Просить надо более глобальные вещи: путёвки на отдых, хорошую одежду для детей, игрушки и т.п., так как далеко не каждая семья может заработать на эти вещи.

  1. Скажите, есть ли у вас задуманные проекты, которые не были реализованы по причине недостатка средств?

Да, конечно. Одним из таких является фестиваль «Капустник», посвященный национальным традициям, связанных с капустой. Он проходил в 2015 году, но в следующем нас неприлично, «нагло» подвинули, к счастью, указав, что учредителями всё же являемся мы. А в этом году его вообще хотят приостановить. Но мы его хотим возродить.

Особенная черта этого фестиваля – его толерантность. Он интересен, прежде всего, тем, что каждый народ, каждая нация чем-то связанна с этим овощем. Это либо специфичные национальные блюда, обычаи, поговорки, сказки и т.д. На фестиваль приходят люди разных народностей и демонстрируют уникальные особенности национальных традиций своей культуры. В итоге, это получается простой народный праздник.

Поскольку у нас своих денег нет, а спонсоры сейчас не особо заинтересованы в больших вложениях, так как в округе большая коррупционная составляющая, нам приходится самим искать место для реализации наших проектов. В таких случаях хорошо, если нам хотя бы дадут бесплатно социальную площадку.

Был такой случай: шли разговоры с правительством о проведении мероприятия. Мы были готовы оплатить субсидию на этот праздник в размере 300 тысяч рублей. Но чтобы нам её выделили, необходимо ей «поделиться», то есть отдать 50% от этой субсидии. Однако напрямую это побоялись делать. Это один из примеров коррупционной составляющей, с которой нам приходится сталкиваться.

Был ещё один проект: мы провели в прошлом году конкурс детского творчества «Счастливая семья — крепкая Россия». В первый год он прошел очень успешно, мы взялись его проводить без копейки, с нулевым бюджетом. Как итог, смогли подарить детям подарки, пускай и небольшие, вручить грамоты. Прошло это в историческом музее 1812 года, расположенном на Красной площади.

В этом году весной проект мы завалили. Сейчас осенью мы планируем его возродить и активно продвигать.

Также мы планировали провести фестиваль, связанный с хобби обычных людей. В планах было его реализовать ещё зимой, но мы не потянули.

Но если говорить откровенно, я понимаю, что жаловаться не стоит, ведь всё равно со всех сторон кто-нибудь нам как-то да поможет. Хотелось бы, конечно, больше и лучше. Но сказать, что нам где-то конкретно отказали — нельзя. Нам даже в Кремлёвский дворец выделяют бесплатно билеты.

  1. В соответствии с распоряжением президента № 93-рп социально-ориентированным организациям, реализующим социально значимые проекты, выделяется государственная поддержка. Имела ли ваша организация случаи финансовой помощи со стороны правительства в подготовке задуманных вами проектов? Если да, то скажите, примерно, какую долю в бюджете проекта составляет правительственная помощь? 

Нам грант или финансовую помощь ни разу не выделяли. Но, как я уже говорила, нам бывает дают бесплатную площадку, подарки для деток в достаточно большом количестве (на 100-150 детей) и т.д. Это очень приятно, это тоже помощь. Ведь не всегда нужны деньги.

Мы, когда начали свою деятельность, стали объяснять, что не всё решается за деньги. Нужна лишь возможность. Мы можем и без денег провести мероприятие, было бы помещение или хорошая информационная поддержка. Ведь в этой деятельности не стоит цель заработать деньги.

Но бывают случаи, когда на социальные мероприятия приходят коммерсанты. Тогда начинается натуральный «отмыв» денег. Например, у нас проходит множество мероприятий «местечковых». Допустим, в воздух запускаются шарики. Кто может проверить, какое количество их было запущено: 150 штук или 1.5 тысячи?  Кому эти шарики были нужны? Никому.  Но их запускают!

Или другой случай: одни и те же организации выигрывают гранты из мероприятия в мероприятие. Они проводят одни и те же мастер-классы, по затратам не отличающиеся друг от друга, которые давно никому не интересны. А у них это уже давно отработано. И самое главное то, что перед ними не стоит задачи сделать это мероприятие посещаемое и интересное потребителю. А количество зрителей они восполняют за счёт сотрудников подопечных управ или локальных домов творчества. Иными словами — деньги в никуда.

  1. Одной из значимых проблем НКО в России является недостаточная поддержка правительства, а также не совсем уверенная политика в этой сфере. Примером этому может послужить налоговая политика в области НКО. Некоммерческие организации облагаются налогом на любую прибыль, полученную в ходе благотворительности. Как вы, являясь руководителем организации, оценивает данную ситуацию?

Однозначно. Вы верно сказали, что у НКО на пути встречает массу сопротивления и недоверия со стороны муниципальных властей и т.д. У правительства, как это повелось, есть свои «прикормленные» некоммерческие организации.

Когда мы начали заниматься социальной благотворительностью три года назад, я была поражена. Оказалось, что в каждом районе и при каждой префектуре есть «свои организации», которые помогают восполнить пробел в зрителях, обеспечивают тем же способом гарантированный электорат на выборах. И, естественно, они могут организовать любой праздник, поздравить детей, подарить подарки. Им дают любое помещение, они обеспечены всеми льготами. Их «подкармливают».

Но также есть некоммерческие организации, у которых этого всего нет, и которые не имеют к этому никакого отношения. Но те, кто получает этот соц. пакет, являются напрямую зависимыми. За примером далеко ходить не стоит, недавно прошли муниципальные выборы.

К тому же, существуют организации, которые и вовсе созданы под департаментом. Он им выделяют необходимые суммы на развитие. Я не говорю, что эта организация плохо работает. Но как может простая независимая некоммерческая организация тягаться с НКО, которые финансируются департаментом города Москвы?

  1. Скажите, часто ли у НКО возникают конфликты с властью? Ведь не секрет, что многие некоммерческие организации жалуются на недооценку чиновников выгоды, которую могут принести НКО (как с финансовой стороны, так и социальной).

Это всё зависит от того, кто в организации лидер, и какие цели они преследуют. Основная масса некоммерческих организаций старается «прогнуться», чтобы гарантированно получать льготы и субсидии. А независимых очень мало.

Если у организации изначально в покровителях стоят высокие чиновники, то они могут спокойно идти, не видя этой «мышиной возни» на уровне районов или округов. Они получают финансирование на федеральном уровне.

А те организации, которые мелкие, просто грязнут в этом бесконечном круговороте. И выжить здесь очень тяжело. Такие организации не в состоянии даже оплатить содержание счёта. Даже, чтобы оплатить телефон, им необходимо идти «на поклон».

Но это всё, конечно же, зависит от самой организации. Кто может препятствовать развитию во всех направлениях? Нельзя же бесконечно ждать манны небесной. Поэтому кто-то будет двигаться и работать, а кто-то будет плакаться и прогибаться.

  1. На ваш взгляд, достаточное ли внимание общество, особенно в условиях экономического кризиса, уделяет некоммерческому сектору в целом?

Если меня уже знают люди, то когда возникает необходимость, люди откликаются. Но, в целом, доверия к некоммерческим организациям в обществе нет. Потому что уже было масса липовых фондов, непонятных сборов средств, тусклых мероприятий и т.д. Да и народ сам сейчас бедствует, ему не до нас.

Когда сбор средств идет адресно, и эти деньги действительно доходят до рук нуждающихся, люди меняют своё отношение к организациям.

Однажды мы организовывали День Рождения Деда Мороза. Это был маленький по масштабам праздник: примерно 30 семей. Я попросила знакомых чиновников организовать сладкий стол. У нас была и культурная программа, и подарки для детей. Недоставало накрытого детского стола. И они с удовольствием помогли.

Видите, у нас уже есть определённое доверие. Это, безусловно, приятно. Но я понимаю, что если бы я стала просить более активно, особенно под выборы, то в борьбе за наш электорат было бы очень много, кто с удовольствием дал бы нам деньги и подарки.

Но я с таким не согласна, я стараюсь быть вне политики. Мы растим будущее нашей страны – какая тут  политика. Мне в этом году предложили баллотироваться в муниципальные депутаты. Я готова  поддержать достойного кандидата, которого я знаю, которому я верю, но сама я сделаю больше, не принадлежа никакой политической партии и не от кого не завися.  Поэтому я отказалась.

Вопросы по системе наставничества.

  1. Как вы относитесь к системе наставничества?

В Советском Союзе это было очень развито и касалось всех отраслей. Был старший мастер, наставник, который растил себе смену. Сейчас этого нет. Система образования столкнулась с тем, что молодые учителя, получая диплом, зачастую, не могут устроиться на работу из-за того, что у них нет педагогического стажа. Уходят старые учителя, а молодые ещё не пришли или их настолько мало, что невозможно заполнить эту нишу. Это проблема.

Это касается всех отраслей. Молодежь надо обучать, ей необходимо передать весь накопленный опыт. Огромные наработки знаний от опытных работников уходят в никуда, хотя, по идее, должны передаваться следующему поколению. Молодых людей нужно посвящать не только в теоретические аспекты их профессии, но и практические. Необходимо передать весь жизненный опыт.

У меня сын по профессии повар. У него очень интересный наставник, который хранит в себе просто колоссальное количество знаний. Но мало кто из его подчинённых пытается эти знания взять, записать, поинтересоваться. Основная масса пропускает это мимо ушей. А ведь эти знания бесценны, их взять неоткуда.

  1. Подскажите, был ли в Вашей жизни и профессиональной деятельности свой наставник?

Да, конечно. Это касалось, правда, немного другой сферы деятельности. Я два с половиной года работала бухгалтером. Имея институтское образование, я была совершенно не готова к практической деятельности. Мне не хватало именно практических навыков. Меня назначили на участок главным бухгалтером, а я просто не знала, что мне делать. Из-за этого у меня были жуткие истерики.

Из этой ситуации меня спасла моя подруга, имеющая большой жизненный и профессиональный опыт. Мы с ней садились и долго сами постигали это мастерство.

Сейчас есть люди, которые для меня авторитет в каком-то вопросе. Будь то юриспруденция, или другая сфера. Я часто обращаюсь за советом к друзьям, близким. И это очень важно. Можно сказать, что тебе дают удочку. Не делают всю работу за тебя, а дают возможность самому куда-то стремиться и что-то делать.

  1. Развита ли система наставничества в организации «У детства нет границ», и если да, то какую роль наставничество играет в сфере вашей деятельности?

Она немного в искаженном виде: мы адаптировали её к современной действительности. У нас есть небольшое производство деревянных игрушек. С одной стороны, это дело понятное. А с другой – совершенно непонятно, с чего стоит начинать. Иногда решали проблемы методом проб и ошибок, а иногда с помощью коллективного разума. Но у нас все же были люди, которых мы периодически просили и просим приехать, помочь, рассказать, показать и т.д.

Со времен у нас появились собственные опытные мастера. Новичков они уже могут обучить сами. Нередко случается, что мамочки или повзрослевшие дети хотят приобрести какие-то профессиональные навыки. Мы в этом не отказываем. И мне хотелось бы это развивать.

Роман Кахоров

comments powered by HyperComments
#НОВОСТИ
#PRpower
#ПОЗИЦИЯэкспертов
патриотизм Стратегический патриотизм основан на делах
Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования
07/07/201717:04
Формирование идентичности Формирование идентичности в Евразии
Юрий Самонкин, председатель коллегии АНО «Центр Исследований, сохранения, поддержки и развития евразийства»
06/07/201716:35
Big Data Big Data — как используют в органах государственной власти
Александра Полякова, профессор РАНХиГС, ФУ при Правительстве РФ
05/07/201713:00
#Госпрес-TV
Перейти на полную версию сайта