Перейти на полную версию сайта

Telegram: аналитика настоящего и вариативность будущего

Мессенджер, созданный братьями Дуровыми и представленный широкой публике в 2013 г. сейчас является броским и не в меру назойливым информационным триггером, тем не менее надёжно разводящим по разные стороны баррикад представителей самых различных слоёв российского общества.

Действия государства, представленного на поле битвы за детище братьев главным образом федеральной службой «Роскомнадзор», уже давно обросли самыми различными примерами выражения народного мнения: последствия блокировки, в ходе которой наряду с собственно Telegram «под огнём» оказались виртуальные сегменты самых различных компаний – от Сбербанка до китайского сервиса Alibaba, уже давно стали источником вдохновения для создания новых мемов, шуток, язвительных и не очень комментариев в адрес топорно сработавшей организации. Но в то же самое время массовое осмысление действий российского государства по отношению к мессенджеру было облечено не только в массовую же генерацию мемов, но и была со всей серьёзностью расценена как акт покушения на свободу всей сети Интернет. В качестве регулярного и актуального повода для новостей Telegram спровоцировал митинги, которые отчасти консолидировали как сочувствующих менеджеру, задетых его блокировкой пользователей, так и представителей российского оппозиционного лагеря. Дискуссия о судьбе конкретного сегмента Интернет-пространства изначально была обречена перерасти событие, задававшее её развитие и вылиться в дискуссию о судьбе отношений Интернета и государства в целом.

При осмыслении опыта государства в вопросе контроля Интернет-пространства стоит вспомнить и чуть более давнее, но не утратившее свою значимость с точки зрения современной дискуссии событие. В 2016 году в России были приняты два закона, получившие неофициальное название «пакет Яровой». Как сообщило тогда информационное агентство ТАСС, одно из положений «пакета Яровой» касается регулирования в России работы мессенджеров, которые с 20 июля 2016 года обязали регистрироваться в реестре распространителей информации Роскомнадзора. За неисполнение этого требования работа таких сервисов в России может быть заблокирована. Также мессенджеры отныне должны идентифицировать своих пользователей, передавать ФСБ ключи шифрования, а с июля 2018 года — хранить сообщения пользователей на территории России. Как и в случае с современной ситуацией вокруг Telegram, принятие законов сопровождалось оживлением общественной дискуссии вокруг будущего сети. Газета «Коммерсантъ» отмечала очевидно высокую экономическая тяжесть реализации «пакета», которая ляжет на частные компании и неизбежно окажет негативное влияние на их развитие. Павел Дуров подверг законопроект решительной критике, что позволило говорить о предпосылках противостояния уже в то время. Прошло менее двух лет и время предоставило ещё одну возможность убедиться в непримиримости сторон .

Если здесь и сейчас о ситуации вокруг мессенджера и стоит говорить, как о Войне За Свободу Интернета, то почему бы не расширить сравнение и не поговорить о военной кампании сторон? Новостной ресурс РБК уведомил о проведении двух акций – запуск бумажных самолетиков, инициированный самым медийным творцом Telegram и запуск мячиков с подачи РКН. Об акции мессенджера справедливо заявили, как о «стильной»; Павел Дуров не ошибся в этом локальном методе «борьбы». Белый бумажный самолетик, летящий из высоких, давящих стен панельного дома – чем не символ освобождения? Да, она провоцирует споры, стоит только кому-то ехидно задаться вопросом о степени практической пользы «воздушно-бумажного парада». Но в то же самое время по истечении месяца с начала блокировки государственному органу похвастаться практически нечем. Нечем ему похвастаться и в свете достойного ответа на пиар-ход Telegram-юзеров и сочувствующих. Мячики? Справедливости ради стоит сказать, что сделать мячик, подобный тому, что на картинке – задача посложнее изготовления обычного самолетика, уже ставшего символом борьбы за мессенджер. Но сам текст новости явно показывает: акция слабо соответствует реальному ответу бумажной продукции мессенджера, она всего лишь копирует «методологию» Дурова. К слову: даже самые молодые «солдаты бело-голубой армии» очень хорошо знают, за что воюют. Агентство «РИА Новости» сообщило о детях, не побоявшихся установить памятник мессенджеру в виде его синей «летающей» эмблемы. Стоит отметить, что на информационно-пропагандистском поле про-государственные силы пока ограничиваются даже не поражениями. а скорее драп-маршем.

Наличие свежей аналитики, касающейся работы Telegram сейчас, позволяет более определенно говорить о будущем «белого самолетика». 16 мая ресурс Telegram Analytics сообщил: спустя ровно месяц после начала блокировки процент активной аудитории мессенджера снизился на 7 процентных пунктов. При этом исследование учитывало и естественную убыль пользователей. Снижение среднего количества просмотров в день на 15% в статье объясняется не только оттоком «нелояльной» аудитории, но и традиционным оттоком, связанным с майскими праздниками (приводится аналогия с праздниками новогодними, когда среднее количество просмотров падало на 28%. Не менее значимым видится и вывод об отсутствия падения интереса к мессенджеру со стороны рекламных компаний. «В самом начале истории с блокировкой Telegram ряд крупных клиентов остановили размещения – но быстро пересмотрели свое решение. Окончание праздников подтвердило дальнейшие перспективы роста рынка: несмотря на то, что приток новой аудитории в российский сегмент мессенджера, без всякого сомнения, снизился, потенциал маркетинговых коммуникаций с уже имеющимися 15 млн. пользователей высочайший.» — сообщает коммерческий директор аналитического сервиса Combot Лиза Апрельская. Это означает, что мессенджер и после истории с блокировкой представляет интерес как платформа для размещения рекламы. Он сохраняет коммерческую привлекательность, его аудитория не понесла высоких численных потерь и в этом свете его будущее выглядит оптимистичным.

Однако некоторые эксперты видят будущее мессенджера более туманным и мрачным. Руководитель общественной организации «РосКомСвобода» Артём Козлюк указывает на пропагандистский потенциал атак «Роскомнадзора» на детище Дуровых. «Могут даже начать проводить «телевизионную атаку» на «Телеграм» с целью дискредитации, чтобы «неустойчивые» пользователи сами стали отворачиваться от этого сервиса. Среди аудитории «Телеграма» есть и обычные люди: наши родственники, родители — это ведь не только IT-круг. Все они привыкли пользоваться Телеграмом в обычной жизни для общения.» — высказал Артём свои предположения редакции интернет-журнала habr. Впрочем, потенциал подобных атак видится сомнительным: массовый отказ от мессенджера не может быть продиктован мнимой «сопричастностью» с использующими его террористами. В вопросе потенциального удаления Telegram из App Store и Google Play Козлюк и другие эксперты проводили аналогию с удаленным мессенджером LinkedIn. В этом смысле их опасения стоит разделять. Поддерживаемый всей мощью государства, «Роскомнадзор» способен нанести удар и по сегментам данных компаний в РФ – на этот раз уже не в качестве случайных блокировок IP-адресов.

Всё же в качестве вывода стоит попытаться рассмотреть позицию обоих сторон конфликта в связке. Триггером для властей РФ, фактически запустившим судебные процессы и, впоследствии, бурную деятельность «Роскомнадзора» стал отказ на выдачу ключей для декодирования переписки пользователей. Но за самим требованием о выдаче стоит стремление государства, направленное на быструю и эффективную борьбу с терроризмом. В то же время сам процесс дискуссии между сторонами прежде всего показал неспособность сторон к адекватному диалогу. Переговоры представителей Роскомнадзора, ФСБ с одной стороны и представителей Telegram – с другой в рамках судебных инстанций состояли исключительно из взаимных обвинений, претензий, исков. Трудность взаимоотношений вышеназванных структур не укрывается от мировых СМИ, которое легко способны превратить новости, касающиеся ситуации вокруг Telegram, в материал, подрывающий социально-правовую репутацию РФ за рубежом. Радикализация подобных диалогов в российском обществе наряду с характерно быстрой трансформацией самой дискуссии слишком очевидно показывает неправоту обеих сторон. Российские власти слабо способны к поиску компромиссных решений в вопросе взаимодействия государства с сетью, а их понимание технической стороны реализации даже собственных мер видится неоднозначным. С другой стороны наблюдается явное нежелание представителей частных компаний идти на диалог с властью, недостаточно полное понимание причин возрастающего внимания государств к Интернету. Неизбежно возрастает корреляция увеличения количества внешнеполитических и внутриполитических целей и задач с ростом платформ для их реализации, едва ли не самой масштабной из которых и является Всемирная Паутина. К сожалению, вопрос о степени успешности властно-общественного дискурса, направленного на взаимодействие с виртуальной реальностью пока далек от разрешения.

Очереднюк Олег

comments powered by HyperComments
#НОВОСТИ
#PRpower
#ПОЗИЦИЯэкспертов
патриотизм Стратегический патриотизм основан на делах
Владимир Хрыков, ректор Академии стратегического проектирования
07/07/201717:04
Формирование идентичности в Евразии
Юрий Самонкин, председатель коллегии АНО «Центр Исследований, сохранения, поддержки и развития евразийства»
06/07/201716:35
Big Data Big Data — как используют в органах государственной власти
Александра Полякова, профессор РАНХиГС, ФУ при Правительстве РФ
05/07/201713:00
#Госпрес-TV
Перейти на полную версию сайта